brandjewelrygift.ru

Так что же — признать существование одного Киева на всю громадную Восточно-Европейскую равнину в течение 4—5 столетий? Сомневающимся же в том, что Русь как этнос и как соответствующее его многочисленности и развитости некое политическое объединение на плодородной территории Поднепровья к V—VI вв. Рыбакова, счастливо соединенными с его незаурядным логическим талантом, удалось без вопиющих противоречий расшифровать, к примеру, то, что понимали под описанием многочисленных гор на территориях Вятичей, Северян, Полян и их южных соседей арабские писатели — составители географических наставлений и путеводителей. Сам автор, видимо, отчетливо осознавал, что в целях облегчения восприятия сложнейшего материала книги собственно источниковедческие вопросы следует выделить из ее контекста в отдельные разделы, что им и было осуществлено в издании г.: Однако специфика их содержания и необходимо соответствующий ему стиль изложения неизбежно затрудняют восприятие основного материала книги, в особенности читателями, не имеющими профессиональной подготовки в данной области науки. Младший но главный из сыновей Таргитая — Колаксай разделил царство между тремя своими сыновьями. Мифическое измерение времени поколениями героев-родоначальников не поддается, разумеется, прямому переводу на поколения людей. В этих мифах проводятся две идеи: В архаичном слое восточнославянских богатырских волшебных сказок сохранились отголоски древних мифов, прямо связанных с героями-родоначальниками племен геродотовских записей. В генеалогическом плане представляет интерес обязательный элемент сказок: Третьяков правильно определил эти земли как союзы племен. Дальнейшее исследование показало, что каждое такое единство подразделяется на 8—10 локальных вариантов. У западных славян летописным лютичам соответствовал союз из восьми отдельных, названных в источниках племен. Все восточное славянство средневековья представляло собой совокупность примерно — племен, интегрированных в полтора десятка устойчивых племенных союзов. Славянские союзы племен, подробно перечисленные Нестором, были характерны не столько для его времени, сколько для значительно более раннего. Однако археологические материалы, вполне синхронные Нестору, позволили А. Древние союзы племен вошли в Киевскую Русь, сохранив свои этнографические особенности и, по всей вероятности, свои диалекты [9]. Особую важность приобретает определение времени сложения союзов племен. Нестор, описывая древнейшую историю славянства, применяет только имена союзов племен, не обозначая нигде мелких племен, но это не определяет начальной даты сложения союзов. Однако анализ текста Нестора может дать ответ на интересующий нас вопрос.

Book: Киевская Русь и русские княжества XII -XIII вв.

До сих пор не обращалось внимания на то, что имена народов у Нестора делятся в основном на две группы: С этим сходится и терминология западнославянских источников. Главное состоит в том, что при нанесении обеих групп на карту выявляется интереснейшая закономерность: Во внешней зоне встречаются имена племен, образованные по обоим принципам — как топонимическому, так и патронимическому, но патронимические мы находим только во внешней зоне колонизации. Деление племенных названий на исконные и на приобретенные в процессе позднейшей колонизации позволяет связать вопрос о датировке их с определением времени начала колонизации. Славянский мир в первой половине I тысячелетия до н. Значительно более заметной славянская колонизация в этом же направлении стала в пору зарубинецкой культуры, когда под давлением сарматов праславяне-зарубинцы продвинулись далеко на северо-восток, вселившись почти на все пространство междуречья Днепра и Десны радимичи, дреговичи, отчасти кривичи. Примерная дата — рубеж нашей эры. Локальные археологические группы I тысячелетия до н. Патронимическая форма названий племенных союзов находит подтверждение в легендах, записанных Нестором: Таким образом, основной процесс широкого расселения праславян падает на время после существования сколотского единства. Следовательно, исконные, топонимические названия племенных союзов и сами союзы, разумеется могут быть датированы первой половиной или серединой I тысячелетия до н. Рассматривая локальные варианты тшинецко-комаровской культуры первичных праславян и сопоставляя их с размещением славянских народов союзов племен у Нестора, мы обнаруживаем целый ряд географических совпадений для основных племенных групп. Об этом яснее говорит таблица, в которой археологическим группам разных эпох приданы условно имена из перечня Нестора:. Локальные варианты археологических культур и их соответствие по географическому признаку перечню летописи Нестора. Устойчивость географических групп на протяжении целого тысячелетия заслуживает внимания. Названия союзов в разное время могли видоизменяться. Главной причиной сплочения отдельных племен в союзы была, очевидно, необходимость отпора воинственным соседям: Но были, надо думать, и внутренние, недостаточно ясные для нас основания для интеграции племен. Подробно описанный Геродотом сколотский союз состоял из четырех племен: Земли этого союза занимали Среднее Поднепровье и соответствовали позднейшим полянам, руси и бужанам.

Это далеко не все праславяне, а лишь юго-восточная часть обширного праславянского мира, к которому следует причислить и соседних со сколотами невров и отдаленные племенные союзы в составе луяшцкой культуры у Карпат, по Висле и в междуречье Вислы и Одера вплоть до поморян на южном берегу Балтики. Историческое осмысление обильного археологического материала позволяет привлечь к изучению древнего славянства те исторические письменные источники, которые до сих пор никогда к этой теме не привлекались. Анализ текста Геродота показал, что часть праславян его времени именовалась у греков по мнению историка — ошибочно скифами. История знает множество примеров того, что имя одного народа распространяется на ряд других гунны, татары и др. Так произошло и со скифами, под именем которых выступали одно время славяне, а несколько позднее — готы в Причерноморье. Настоящие скифы-кочевники в этих обзорах не выделялись. Все это вместе взятое позволяет сделать вполне определенный вывод: Скифо-балтская географическая концепция была создана в ту пору, когда днепровские праславяне под именем скифов-пахарей были хорошо известны по хлебной торговле через Ольвию, а висло-одерские праславяне были открыты мореплавателями. Упадок в результате сарматского нашествия. Сарматы двигались с востока, от низовий Дона, и в конце концов достигли Среднего Дуная. Они отрезали лесостепных сколотое от степных скифов-кочевинков, ушедших в сердцевину Крыма. В Среднем Поднепровье сарматы уничтожили одно из сколотских царств по Тясмину и сильно потеснили северное царство киевская археологическая группа , заняв обширное Перепетово Поле на север от р. Только что зародившаяся праславянская государственность Среднего Поднепровья исчезла примерно на четыре столетия, впредь до сложения новой благоприятной конъюнктуры. Очень уж быстро, сразу после нашествия, на Нижнем Днепре возникли крепости и города, которых у кочевых скифов никогда ранее не было кроме Каменского городища, ниже порогов, охранявшего царские некрополи. В пользу переселения на юг говорит наличие зарубинецких материалов в позднескифских городищах. Символом степняков по-прежнему является огненный, многоглавый Змей иногда Змей Черноморский.

Шаблон:Книга:Рыбаков Б.А.: Киевская Русь и русские княжества XII — XIII вв./doc

Появляется новый тип героя, связанного не с царской, а с крестьянской средой. Хронологической приметой отголосков богатырского эпоса сарматского времени является обилие женских враждебных персонажей: У сарматских племен существовал своего рода аристократический матриархат: Все это связывается в единый комплекс и позволяет видеть в таких сказках отражение героического эпоса, созданного потомками сколотое и невров в пору длительного противостояния сарматским набегам. Праславяне Среднего Поднепровья сарматского времени известны нам по памятникам раннего этапа зарубинецкой культуры, облик которой в известной мере сходен с более ранней и довольно примитивной милоградской культурой невры. Население в лесостепном Среднем Поднепровье поредело, и наблюдается интенсивная колонизация лесной зоны Верхнего Поднепровья: Новые поселенцы занимали древние небольшие городища милоградцев, укрепляли их дополнительными валами и строили свои, тоже небольшие, крепостицы-убежища. Севернее зоны милоградской культуры праславяне внедрялись в земли балтийских племен, поклонников бога Криве. Возможно, что именно к этому времени упадка и ухода из лесостепи в лес относится запись Нестора о приходе радимичей и вятичей на Сож и Оку и оценка первобытного уровня жизни этих лесных жителей: Западная половина славянства пшеворская культура не испытывала такого резкого понижения уровня. Говоря о скифах, он имеет в виду чаще всего саков Средней Азии где он сам путешествовал ; в достоверности сведений Геродота он сомневался, как и в сообщениях Питея. Отголоски скифо-балтийской концепции у Страбона есть весь север Европы — скифы и кельто-скифы , но они остались для него неподтвержденными. Географ сам ссылается на то, что верхнее течение рек Восточной Европы недоступно для изучения из-за кочевников-сарматов. Этот тезис Страбон повторил несколько раз. Молчание Страбона, его неосведомленность о континентальных областях Европы — результат исчезновения праславян из деловой сферы и из поля зрения греков на рубеже нашей эры. Только столетие спустя после Страбона появились сведения о славянах под именем венедов. Это несомненно результаты соприкосновения римлян во время германских походов Цезаря с племенами южной Прибалтики. Тацит в главе о германцах вскользь упоминает венедов как соседей германцев и сарматов. Сведения Плиния относятся к славянской пшеворской культуре, а Тацита — отчасти и к зарубинецкой. Предельная краткость сведений этих двух римских авторов хорошо объясняется отрезанностью тогдашних славян от греко-римского мира в пшеворской области — германцами, а в зарубинецкой — сарматами. Юго-западная граница шла долиной Эльбы, Богемскими горами и Карпатами. Юго-восточная граница шла по краю степи от Карпат к Днепру, переходя и на левый его берег, в бассейне Десны. Наименее ясна северо-восточная граница — она терялась в лесах северо-востока.

Область, заселенная славянами, занимала около миллиона квадратных километров. В нее целиком входила одна из крупнейших компактных ландшафтных зон Европы — зона широколиственных лесов от Эльбы до Десны.

  • Удочка раздвижная в тубусе
  • Вай фай то ловит то нет
  • Крепление воблера к спиннингу
  • Как шприцевать лодочный мотор видео
  • В южной части в эту область входили дубравы и буковые леса, а на юго-востоке — плодородная лесостепь. В почвенном отношении зона широколиственных лесов совпадала с подзолистыми почвами, а лесостепь — с черноземом. Более или менее однородная в климатическом отношении славянская область, во всех своих частях была удобна для земледелия и оседлого скотоводства. Отсутствие заметных географических рубежей внутри области способствовало установлению связей между славянскими племенами и проникновению славян в соседние северо-восточные земли. Под феннами, живущими в плетеных хижинах, не знающими земледелия и охотящимися с костяными стрелами, нужно, очевидно, понимать народы далекого северо-востока Европы. Певкины — народ, живущий в то время в дунайских гирлах, входивших в состав Римской империи. Тацит сообщает нам как о внедрении славян в среду финно-угорских охотничьих племен, так и о походах на пограничные римские земли, где находились римские крепости. О местоположении острова Певки, по имени которого названы певкины, Плиний пишет: Счет устьев ведется с юга на север, следовательно, певкины находились внутри омываемого устьями Дуная пространства, и славянам, для того чтобы проникнуть к ним, нужно было преодолеть шесть гирл с болотистыми берегами. Здесь, в Добрудже, были римские города: Походы венедов на эти задунайские области свидетельствуют о достаточной силе и организованности славянских дружин. Цельтес нашел в Аугсбурге в доме Конрада Певтингера пергаменный свиток древней карты Европы, Африки и Азии с нанесенными на нее дорогами, городами и расстояниями между ними [12]. Составление оригинала этой карты связывают с именем римского географа Кастория, жившего накануне гуннского нашествия. Нидерле предполагает даже, что оригинал карты должен быть датирован III в. Карта представляет собой длинный, вытянутый в широтном направлении свиток, дающий весь Старый Свет как бы в перспективной проекции, т. Показывая довольно точно мелкие реки и города в известной ему части земли, древний картограф сильно сокращал неизвестные ему области. Так, в интересующем нас Подунавье и Причерноморье географический кругозор Кастория проходил через Карпаты и верховья таких речек, как Когильник Агалинга. Нас особенно интересует размещение на этой карте венедов. Они упомянуты дважды и оба раза на север от Дуная. Следовательно, речь идет не о Балтике где мы знаем венедов по другим источникам , а о северном пределе знаний Кастория, проходившем невдалеке от Дуная и его левых притоков.

    Сармизегетуза Ульпия Траяна , Апулия и Поролиссо конечный пункт римской дороги. Эти города расположены на Мароше и в верховьях Тисы. Следовательно, славяно-сарматскую область мы должны искать в долине Средней Тисы. Славянские колонисты находили здесь плодородные возделанные поля и хорошие пастбища, привлекавшие всегда в Потисье и кочевников. Вторым местом на карте, где были указаны венеды, были низовья Дуная. Венеды помещены здесь на север от Дуная, между ним и небольшой речкой Агалингом совр. Когильником , впадающей в Черное море. Наличие славян-венедов в низовьях Дуная и в бассейне Тисы накануне вторжения в эти области готов, а затем и гуннских полчищ очень интересно и объясняет многое в позднейшей истории Подунавья в гунноаварское время. Находки римских монет говорят о возобновлении торговых связей. Южные греческие города Причерноморья, через которые некогда велась хлебная торговля, тоже вошли в империю. Создание новых исторических условий и новой благоприятной конъюнктуры связано с деятельностью императора Траяна. Славянские земледельческие орудия первых веков н. Археологические культуры, которые ранее как-то отражали точнее — выражали этнические границы, теперь перестали играть роль этнических определителей и нередко вводят в заблуждение исследователей.

    б.а. рыбаков киевская русь

    Из недр днепровской в смысле значительной части бассейна среднего и верхнего течения реки зарубинецкой культуры и позднескифской культуры Нижнего Днепра рождается более или менее однородная Черняховская культура, сильно нивелированная римским воздействием. Посуда Черняховской культуры, изготовленная на гончарном круге. Рекомендуют именно эту лесостепную изолированную от причерноморского юга полосу называть Черняховской культурой сам Черняхов, давший имя своей культуре, находится именно здесь, в Киевской обл. В силу этого анализ исторических судеб лесостепной Черняховской культуры представляет особый интерес. Эта область охватывала земли дреговичей, радимичей и частично кривичей и вятичей. Северной ее границей был Смоленск, а южной — Киев, входивший уже в зону Черняховской культуры как ее северный форпост. Наверху — кувшин для летних молений о дожде. Внизу — сосуд для новогодних гаданий. Западнославянские племена этого времени, представленные позднепшеворской культурой, испытывали натиск германцев и частично перемещались в восточном направлении. Хозяйственное и социальное развитие западнославянских земель стояло много выше, чем позднезарубинецких лесных племен и может быть сопоставлено с уровнем развития лесостепных черняховцев. Отличием является обилие оружия в погребениях западных воинов и знати, что объясняется, по всей вероятности, не только особенностью погребального обряда, но и отражает большую напряженность межплеменных отношений. Здесь, в плодородной лесостепи, появилось плужное земледелие плуг с лемехом и череслом , несравненно более эффективное. Экспорт зерна в Римскую империю несомненно стимулировал развитие земледелия. Появилась новая форма размола зерна — ротационные жернова и даже специальные помещения — мукомольни, где было несколько ручных поставов; стали строить также специальные хлебные печи. Нам известен интереснейший ритуальный славянский календарь, связанный с аграрной магией. Указанные четыре срока дождей считаются для Киевщины оптимальными и в руководствах по агрономии конца XIX в. Большой шаг вперед сделан в области ремесла: Заслуживает особого внимания форма поселений у славян лесостепи: Они напоминают позднейшие украинские села с их вольной планировкой усадеб. Важно отметить, что наряду с обычными жилищами более просторными, чем ранее вновь появляются, спустя почти лет, большие дома-огнища площадью в — кв. Дата их может быть более широкая, чем Черняховская эпоха, но в пользу существования валов в это время говорят два факта: Создание большой оборонительной системы может говорить о появлении государственного начала.

    Быт лесостепной знати известен нам не во всех подробностях, но все же достаточно хорошо. Знать — князья, дружинники а, может быть, и купцы? Среди большого количества римских монет, спрятанных в землю в момент опасности много кладов было зарыто во время прохождения готов через славянские земли , представляют интерес местные подражания римской чеканке, а также нахождение ранних монет в составе значительна более поздних кладов.

    б.а. рыбаков киевская русь

    Это может говорить, по мнению исследователей, о длительном денежном обращении. Совершенно особый интерес представляют не имевшие рыночной стоимости императорские медальоны из золота с драгоценными камнями: В лесостепной славянской зоне известен ряд находок золотых медальонов императора Траяна на Волыни близ района действий этого императора , Иовиана и Константина Великого, т. Коммерческое происхождение их исключено: Но и в последнем случае золотые медальоны? Несколько медальонов найдено на территории Киева вместе с кладом, в римских монет. Место будущего Киева, стоявшего на рубеже славян лесостепи и славян лесной зоны, являлось почти геометрическим центром тогдашнего восточного славянства. Киевские высоты и Подол с их изобилием римских монет и вещей были крайней северной точкой, отмеченной следами внешней торговли. Это тенденциозное постулирование не выдерживает соприкосновения с фактами: Черняховские элементы культуры не являются какой-либо готской спецификой, так как в областях, вновь завоеванных готами, их нет. Важно отметить, что черняхоидные культуры географически очень четко делятся на две зоны: Здесь Днепр как магистральный путь мог содействовать преодолению сармато-аланской полосы лесостепными славянами. Однако легендарный и недобросовестный характер описания ясен: Мы же должны расценивать этот источник как весьма ненадежный. Два росомона, мстя за свою сестру Сунильду, ранили конунга мечом. Лесостепные славяне-черняховцы прожили около полутора столетий без существенных конфликтов с готами. Столкновения происходили лишь дважды: На территории Черняховской культуры нет, как известно, укрепленных городищ. Наличие керамики зарубинецкого типа и славянские трупосожжения в окрестных кладбищах убеждают в том, что крепостица поставлена лесостепными славянами и является одним из самых южных их пунктов. Причина постройки единственного городища во всей тысячеверстной полосе объясняется его местоположением — городище поставлено в самом начале днепровских порогов. Оно обеспечивало безопасность самого тяжелого участка днепровского торгового пути. Крепость несколько раз горела сармато-аланы? В центре городища — донжон боевая и сторожевая башня. В готской части низовий Днепра в первые века нашей эры существовало много каменных крепостей. Более поздняя каменная крепость на этом месте построена, по всей вероятности, готами для осуществления военного контроля над таким исключительно важным местом, как пороги, где временно разгружались караваны судов. Хозяин крепости у начала порожистой части Днепра становился хозяином всей днепровской магистрали, всей территории торговли славянского Среднего Поднепровья с римским Причерноморьем. Этим городом могло быть одно из городищ низовий Днепра, но мог быть и городок у с. Башмачка, небольшой по размерам, но чрезвычайно важный по своему стратегически-фискальному положению, городок, от которого в зависимости стояло судоходство по Днепру. Римский лимес рассекал Европу по диагонали — от Шотландии до устья Дона. Сотни варварских племен в их числе и славяне испытывали ускоренное развитие, катализатором которого был Рим.

    Торговля, подкуп вождей, набор наемников, захват земель и наложение повинностей — все это усиливало социальное расслоение внутри племен, одновременно побуждало племенные дружины как к освобождению от Рима, так и к овладению теми сокровищами, которыми располагали римские города. К этому добавлялось и стремление к заселению римских земель.

    б.а. рыбаков киевская русь

    Все это выражалось в ряде широких наступательных операций варварских племен, объединенных в большие союзы. Более того, опытнейший археолог, руководитель нескольких археологических экспедиций, Рыбаков прекрасно знал "городскую" специфику на территории Древней Руси I тысячелетия: Каменное зодчество на Руси сформировалось на полторы тысячи лет позже западноевропейского. А чисто деревянный город от шальной искры может сгореть дотла за 1—2 часа - труд не одного десятилетия. Поэтому наши умные предки городов в европейском понимании до IX—X вв. Сгорел ведь даже каменный Рим при Нероне! Так что же - признать существование одного Киева на всю громадную Восточно-Европейскую равнину в течение 4—5 столетий? Позицию противников исторической концепции акад. При этом необходимо заметить, что подобное говорится об ученом, до выхода в свет данной книги более 50 лет жизни посвятившем изучению домонгольской Руси в качестве археолога и источниковеда, знатока древнейших культов, этнографии и фольклора. Если к сказанному добавить, что Б.

    Киевская Русь и русские княжества XII -XIII вв.

    Вдумчивый читатель, конечно же, поймет и по достоинству оценит доказательную силу многоплановой и логически последовательной аргументации автора в отношении сложнейших исторических проблем, по которым в современном российском обществе до сих пор нет единого о них представления, в частности, по вопросу о варяжском происхождении русской государственности. По всем основным положениям своей исторической концепции, которые и сейчас вызывают острые до непримиримости возражения оппонентов, в книге даны подробнейшие обоснования и разъяснения автора, не склонного обходить молчанием явные противоречия в источниках или недостаточность данных археологических исследований, — но разве Б. Рыбаков повинен в том, что фронт дорогостоящих археологических раскопок в России и на Украине не соответствует уровню сложности и значимости задач познания нашего собственного исторического прошлого? Каменное зодчество на Руси сформировалось на полторы тысячи лет позже западноевропейского. А чисто деревянный город от шальной искры может сгореть дотла за 1—2 часа — труд не одного десятилетия. Поэтому наши умные предки городов в европейском понимании до IX—X вв. Сгорел ведь даже каменный Рим при Нероне! Так что же — признать существование одного Киева на всю громадную Восточно-Европейскую равнину в течение 4—5 столетий? Сомневающимся же в том, что Русь как этнос и как соответствующее его многочисленности и развитости некое политическое объединение на плодородной территории Поднепровья к V—VI вв. Рыбакова, счастливо соединенными с его незаурядным логическим талантом, удалось без вопиющих противоречий расшифровать, к примеру, то, что понимали под описанием многочисленных гор на территориях Вятичей, Северян, Полян и их южных соседей арабские писатели — составители географических наставлений и путеводителей. Сам автор, видимо, отчетливо осознавал, что в целях облегчения восприятия сложнейшего материала книги собственно источниковедческие вопросы следует выделить из ее контекста в отдельные разделы, что им и было осуществлено в издании г.: На протяжении XX века норманнизм все более обнажал свою политическую сущность, используясь как антирусская, а затем и как антимарксистская доктрина. Стендер-Петерсен заявил в своей речи, что норманнизм как научное построение умер, так как все его аргументы разбиты, опровергнуты.

    Однако вместо того чтобы приступить к объективному изучению предыстории Киевской Руси, датский ученый призвал Основные положения норманнизма возникли тогда, когда и немецкая и русская наука находились еще в младенческом состоянии, когда у историков были весьма туманные представления о сложном многовековом процессе рождения государственности. Ни система славянского хозяйства, ни длительная эволюция социальных отношений не были известны ученым. Остановимся на нескольких противоречиях между фактами и построениями норманнистов. Говоря о создании Киевской Руси норманнами-варягами, обычно приводят как параллель основание норманнами королевств на морских берегах в Северной Франции, Ломбардии, Сицилии. Норманны шведы, датчане, норвежцы были превосходными мореходами и действительно покоряли прибрежное население, но достаточно одного взгляда на карту Европы, чтобы осознать полную противоположность ситуации в океанско-средиземноморских землях и на Великой Русской равнине. Северные эскадры использовали преимущества внезапности морского нападения и кратковременного численного превосходства над жителями приморских городов. На востоке же варягам, для того чтобы добраться до славянских земель, нужно было войти в Финский залив, где их флотилия просматривалась с берега подтверждено летописью для года , а затем им предстоял пятисоткилометровый! Ни о какой внезапности не могло быть и речи. На всем протяжении пути ладьи норманнов могли простреливаться местным населением с обоих берегов. В конце этого пути перед мореходами двумя преградами вставали водоразделы: Приходилось ставить корабли на катки и посуху, волоком вкатывать их на гребень водораздела, тащить километров по земле. Победоносные мореплаватели здесь становились беспомощными и беззащитными. Только дотащив свои ладьи до Смоленска, они оказывались на прямом пути в Киев оставалось еще около километров , но и здесь, на Днепре, они были легко опознаваемы и уязвимы.

    б.а. рыбаков киевская русь

    Варяги появились в Восточной Европе тогда, когда Киевское государство уже сложилось, и для своих торговых экспедиций на Восток они использовали дальний обходный путь через Мету, Шексну и Верхнюю Волгу, огибавший с северо-востока владения Киевской Руси. На этом периферийном маршруте известны клады монет и курганы с захоронениями варягов. Сфера реального проникновения отрядов варягов-шведов в славяно-финские земли ограничена тремя северными озерами: Чудским, Ильменем и Белоозером. Столкновения с местным населением происходили с переменным успехом: Единственный раз за все средневековье предводителю варяжского отряда совместно с северными славянами удалось обманным путем, прикинувшись хозяином купеческого каравана, захватить на некоторое время власть в Киеве, убив законного князя. Этот предводитель, Олег, объявленный создателем и строителем государства Руси его воины стали называться "русью" лишь после того, как попали в русский Киев , достоверно известен нам только по походу на Византию в году и дополнительному договору года. В успешном походе, кроме варягов, участвовали войска девяти славянских племен и двух финно-угорских марийцы и эстонцы.

    367
    25.02.2017
    пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ: 0
    • пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ!


    пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ
    пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.