brandjewelrygift.ru

Рыбак - дважды моряк

Рыба в брикетах посыпется, мне отвечать. Почему вы командуете производством? Прошу дать мне возможность на пятнадцать минут остановить дизель-генератор.

проза о рыбаках и моряках

Это что, моя прихоть? По мне, так я их до конца рейса не буду останавливать. На пятнадцать минут, не больше! Скажи рефику, я разрешил. Мне что, рефмеханика поднимать? Без тебя начальников хватает. Слава тебе, Господи, остановил. Вывожу тройку из параллели, по инструкции ей без нагрузки нужно работать десять минут, не меньше. Да какая уж тут инструкция. Свищу в мегафон мотористу. И Сашу зови, пусть помогает. Через десять минут моторист прибегает в ЦПУ: Дизель должен работать УЖЕ! Что такое подвахта, я тоже себе представлял смутно. Не было у нас такого понятия в ходу в пароходстве. На подвахте — я понимал так: Оказалось, что это слишком упрощённо, чтобы не сказать, неправильно. Подвахта — это работа после вахты. Причём, в данном случае, в рыбцеху. Именно тяжёлый ручной труд и создаёт тот ассортимент рыбы, который заложен в плановые задания, а самое главное, даёт возможность производить более дорогие виды продукции. Допустим, вахта с четырёх до восьми утра. Книга о любви, верности, дружбе и испытании настоящих чувств. Роман утверждает веру автора в доброе начало в человеке, в конечную победу гуманистических идеалов. Лучшие романы о любви. Чего только не сделает мать, чтобы сохранить честь своей дочери. Она даже может разрушить ее жизнь… Но ведь приличие соблюдено!? Семейство Подольских хранит тайну рождения ребенка у дочери-старшеклассницы. Верней не семья, а Татьяна Петровна.

  • Схема снасти с кормушкой
  • На что ловят рыбу сиг и когда его можно ловить
  • Датчик эхолота датчик для эхолота humminbird xnt-9-20-t bulk
  • Общество охотников и рыболовов оренбург
  • Она хранит ее ото всех, даже от дочери. Та пытается построить свое семейное счастье. Но жизнь жестоко мстит за маленькую брошенную девочку, которой достались от мамы только вышитые голубки на носовых платочках. Можно ли что-то исправить? И мы снова готовы к походу В наш суровый из стали мирок. Проклинаем его мы полгода, С ним покончить даём мы зарок. Но проклятий не сдержим, конечно, Хоть умеем все слово держать. Море нас полонило навечно, От судьбы нам своей не сбежать. Когда увидимся снова, не знаешь.

    проза о рыбаках и моряках

    От этой мысли тебе нелегко. А мы так по тебе скучаем И дни считаем да встречи. В пустой каюте один встречаешь Грустный тоскливый вечер. Волны душу твою ласкают, А ветер утешает в трудный час. Скрытые слезы стекают, Когда вспоминаешь о нас. Даже стоя в рубке, у штурвала Ты гордо смотришь вперед, И волна девятого вала Не страшит тебя, не гнетет. Ветер нежно, печально воет. Ты стоишь у высокого трапа.

    Авторы Прозы. ру, пишущие о море и о моряках

    Чайки кружатся над морем. Вы знайте, что моряк - всю жизнь готов, Своей судьбы не изменять фарватер. Как волны скорби режут сообща И - с юмором они "гребут" по жизни. Как будто с левой правая рука Все действия у них одни, и мысли. И только обмерзшие, посиневшие губы беззвучно повторяли едва различимую фразу: Служба его в качестве командира ракетно-артиллерийской боевой части противолодочного корабля была подобна холостому выстрелу. Да и то произведенному в белый свет, как в копеечку. Ни обеспечить корабль контактом, ни связью, а также ходом Мазилов не мог. Это не входило в круг его прямых обязанностей. А то, что входило в круг его прямых обязанностей, он мог бы сделать, но не хотел. Только один-единственный прицельный выстрел, удачная стрельба удались у Мазилова. Однажды в ресторане на торжестве, посвященном очередной годовщине корабля, Мазилов, открывая бутылку с шампанским, выстрелил пробкой в потолок. Пробка рикошетом точно угодила в бокал жены командира. Командир как раз собирался произнести тост. Проследив несколько раз взглядом траекторию полета пробки и еще раз убедившись в снайперской прицельности огня своего артиллериста, командир, подняв бокал с шампанским, произнес: Один ТКА выполнял стрельбу После залпа пошел, не торопясь, за торпедой, держа ее в поле зрения. Тут еще один пароход подвернулся. Пока маневр на расхождение выполняли — торпеду потеряли. Дали по газам и пошли в точку всплытия. Встали там и ждут. Тут и торпеда подлетела — да прямо ему в борт. Во как раньше умели — сами себя подстрелить! Во время своей стажировки об одном из таких случаев я услышал от торпедиста Ильяса Энгельса. Он при прострелке аппарата воздухом в отсек забыл, что в нем аппарате лежат им же, Ильясом, уложенные! Воздух высокого давления вынес несчастные портки в отсек и разнес их в клочья на первой же стойке для трехъярусных коек! Узнав, что я разбираюсь в фототехнике, штурман Борис Букин с удовольствием доверил мне это дело. Команда лодки занималась уходом за механизмами и лодочными системами. Лодка стояла с дифферентом на корму, так как минер готовился прострелять все четыре торпедных аппарата, включая и нижние два, расположенные ниже ватерлинии. Перед носовой оконечностью подводной лодки, стоящей носом к берегу, был ошвартован катер-торпедолов тоже носом к берегу. На его торпедной палубе, отлого спускавшейся в воду, команда катера щетками стирала свои белые робы. Все только в трусах. Погода к тому располагала. Передние крышки торпедных аппаратов раскрылись. Ухнул выстрел воздухом из первого, второго и остальных торпедных аппаратов.

    Ярко-пламенного цвета облако выметнулось из второго торпедного аппарата и быстро осело на торпедолов и ближайшие окрестности! Торпедолов и вся его команда оказались окрашенными в ярко-морковный цвет. Выяснилось, что боцман накануне достал для лодочных работ треть фанерного бочонка свинцового сурика и с разрешения минера упрятал его во второй торпедный аппарат. Минер тут же забыл об этом. При прострелке бочонок разнесло в щепу, а сурик оказался использован не по назначению. Чем закончилось — не знаю. Стажировка завершилась, и я убыл в училище. Как он умудрился при своей дуболомости окончить училище — вопрос отдельный. Но на флот он, как все мы, пришел лейтенантом. Командиром группы на подводный ракетоносный крейсер, в БЧ Тут, через годик службы, нагрянули главкомовские стрельбы. Понятное дело, стрелять пришлось дивизионному артиллеру. Он и запулил ракету куда положено более чем успешно. Но доложили, во избежание неприятностей, что стрелял якобы Шурик. Отдел кадров среагировал, как всегда, оперативно. И Шура Печень стал помощником командира. Матросики сразу же прибалдели. Шура сразу же реагирует: Насос, кстати, тонн эдак на семь тянет. Вы что, с ума сошли? Тут, как всегда, пришла пора кого-то на классы отправлять. Понятно же, что нужного на корабле офицера, будь он хоть семи пядей во лбу, пусть даже это второй Нахимов, на учебу — на целый год-то! А кто не нужен? Вот ему и пишут отличные, как говорится, референции. И Шура едет на классы. И возвращается, по закону подлости, на ту же лодку. Кэп скрежещет зубами, но, как известно, поздно пить боржоми, когда желудка нет. Шуре пора бы и капдва получить. Только через командирский труп. А тут кэп в отпуск намылился. И, к счастью, трем литехам пришла пора старлеями стать. Но вот тебе на всякий случай три чистых бланка с секретной печатью. Если представления вернут — ты этих кадровиков-бюрократов знаешь — заполнишь и отправишь. И подпись тут моя стоит. Люди на острове, словно потерпевшие крушение на необитаемом клочке земли были отрезаны от внешнего мира. Долго уже на горизонте не видели белых парусов. Чёрных не видели тоже. Многие страны, страдавшие от падения количества добываемой рыбы, стали бороться с иностранцами, отбирающими рыбу у их населения. Наши суда стали "прижимать" вовсе не потому, что они были советскими. Там дело едва не дошло до боестолкновений. Но полностью согласен с тем, что все беды нашей страны, и соответственно, населения, начались от бездарей и воров в руководстве. Как всегда, вы правы, мой старший друг. Ходили мы на промысел в район о. Сказочная тогда была нототения.

    Рыбак – дважды моряк.

    Не то что сейчас - подделка. Но рыба - цимус, жирная. И наши мукофабрики БМРТ не смогли из отходов требуха и проч делать рыбную муку. Куда головы, кишки и проч? Но состоянию на Я и не подозревала, что столько на Прозе авторов, пишущих о море. В сетку кот попался. Успокоил как мог Танюху, пойдем посмотрим, только не лезь поперек батьки в пекло, порвет котяра. Подошли, огромный котище в сеть запутался, намотал на себя так, что выпутывать страшно. А кот испуган, агрессивен, шипит, ревет, готов рвать на куски за жизнь свою. Я тогда еще подумал, это надо же какая воля к жизни, бороться до последнего дыхания с любым врагом. Не каждый человек так сможет, иной упал духом и ждет смерти. Начали мы кота освобождать, а у меня еще рука на перевязке, поранил. Я значит одной рукой рогатиной голову коту прижимаю, Таня сетку режет. Часа полтора возились, но освободили кота, а у него уже шерсть из кожи вылезла, ослаб, но благодарный уполз через забор к соседу. Сетку я быстренько убрал, стыдно, чуть животное не загубил. Неделя, две проходит, как-то сосед в гости зашел, самогонкой своей похвалиться. Ну и самогонку мужик гонит из винограда, чистая чача, у меня хуже получается, но заметил зависит от количества вытекаемой жидкости в единицу времени. Сидим, пробуем, разговоры разговариваем, он за второй сбегал. Поймали мы его с зятем и убили, зачем зараза в дом". На берегу мои друзья разом грохнули и залились истерическим смехом. Я тоже жалко улыбнулся и понял, что не понимаю я юмора.

    проза о рыбаках и моряках

    Народ разогрелся наперебой сказы сказывают: Мы в море пять месяцев, затем четыре в ремонте в Пусане и сейчас уже второй месяц в море. Мелвилл, Э Хемингуэй, Ж. Гамсун — с любовью писал о рыбаках. Профессиональных рыбаков в мире несколько миллионов, во много раз многочисленнее рыболовы-любители. Древний инстинкт, азарт или просто блажь? В любом случае, это радость, которой в жизни так не хватает.

    570
    26.02.2017
    пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ: 0
    • пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ!


    пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ
    пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.